13 февраля 2021 года

Ебливый Кащей, Иван-Царевич и волшебный Меч-Самотык

В тридесятом царстве, где не могли придумать более оригинального названия для страны, жили да поживали тридесятцы, мужики да бабы. И жили бы они так до самого конца света, если бы не напасть мерзкая на их царство, жуткая беда и аллес капут. Поселился в Чёрных Горах Кащей. Тощий, палкой перешибить можно, лысый, как хуй, но самое главное - бессмертный. Мужики-то местные, как он появился, сразу пошли ему морду бить, мол, неча тут на наших баб глаз класть, лети туда, откуда приехал, нам их самих мало. Ан нет. И кулаками его били, и вилами кололи, и глаз на жопу натягивали. Только смеётся Кащей, а помирать не собирается. А когда надоело ему, достал из штанов елдак полуметровый и давай мужиков по бокам охаживать. Те так и полетели в разные стороны, как слюни от дурака.

Испугались мужики, поклонились чудищу поганому и давай умолять их пощадить. А тот только посмеивается:
- Не буду я вас убивать. Сейчас. Но будете вы мне за это своих жён приводить. Ебаться, - говорит, - хочу, прямо сил нет. Прямо сейчас и ведите, да пожопастее, погрудастее и чтобы мокро в трусах было, как на лужке утром, по росе.

Вот так вот, не глаз Кащей на местных баб собрался класть, а хуй! И не в переносном смысле, а в прямом, и даже не "на", а прямо-таки "в", да и не класть, а засовывать, пихать и утрамбовывать. Подумали мужики, головы повесили, а куда деваться. Кащея не убить, самим помирать не хочется. Думают, ну, пару бабёнок в неделю если станет Кащей трахать, так может и выдюжим, не нас же он, в конце-концов, ебать-то будет.

А вот бы и хрен. Стал Кащей каждый день требовать себе баб на завтрак, обед и ужин. Приводят мужики своих жён в Кащеев замок, стоят под стенами и слышат, как он их там в своих покоях ебёт. А самое обидное, жёны от него довольные выходят, аж светятся. Сначала боялись в замок злодеев идти, а через месяц уж чуть ли не дерутся, кому первой к чудищу собираться, и из Кащеевых покоев их ссаными тряпками не выгонишь.

Месяц ебёт, второй, третий... А силы не заканчиваются. А вот бабы - да. Сначала Кащей баб из ближних сёл пёр, потом из соседних городов ему начали их везти, а через полгода и до столицы дошла весть - требует Кащей к себе столичных девок. Любит мерзавец  свежее мясцо каждый день. А иначе, если столичных баб, неёбанных, ему не приведут, грозиться всех мужиков раком поставить и драть без сметаны.

Как узнал про то Иван Царевич, царский сын, вышел на плац, где войско государственное строевой шаг отрабатывало, топнул ногой, яйцами своими стальными звякнул и молвит:
- Да неужто мы с чудищем не совладаем? Ужель мы мужики немытые, что поганого Кащея испугались? Ведь эдак он всех наших баб перетрахает!

Повесили царские воины головы, отвернулись городские богатыри, опустили глаза самые отъявленные храбрецы. Все боятся Кащея, никто с ним биться не хочет. Плюнул Иван Царевич, растёр и велел собирать ему вещи в поход дальний, опасный, с выродком худосочным биться не на жизнь, а на смерть с последующим осквернением павшего тела.

Оседлали Иван Царевич своего коня, надел свой рюкзак богатырский заплечный и поскакал в закат. А насладившись эффектом, произведённым на горожан, лесами, полями, поскакал уже на восток, к замку Кащея.

Прискакал Царевич в тёмный лес, видит, стоит избушка на курьих ножках. А на крыльце сидит Баба Яга. Страшная, как атомная война. Нос крючком, сиськи пучком, жопа сморчком. А туда же, нацепила такое платье, что неясно: то ли манду проветривает, то ли волков ей пугает.

- Здравствуй, Царевич, - говорит Яга, - далеко ли собрался?
- Будь здорова, Яга, - говорит Иван, - Иду Кащея бить.
- Ах, не того ли Кащея, мерзкого импотента, что всех баб в округе перетрахал, а меня даже и отсосать не позвал? - спрашивает Яга.
- Того, Ягуня, - отвечает Иван, - Поганого злодея, который такую красу обидел.
Заскочила Яга в избушку, вынесла из неё свёрток.
- На, - говорит, - Иван, Меч-Самотык. Он тебе пригодится. Только без надобности из ножен его не доставай и сзади на ремне не носи. Короче, держи его подальше от задницы, чем чёрт не шутит. И ещё: помни, что смерть Кащеева в яйце спрятана.

Взял Иван чудесный меч и поскакал. Доскакал Иван до коня, сел верхом и дальше уже на коне поскакал. Доскакал Иван до самого замка Кащеева. Встал у ворот и орёт:
- Выходи, поганое чудище, будем биться!

А из замка ему Кащей и отвечает:
- Чего это я поганое чудище? Может, у меня просто кость поганая? А хочешь биться, зайди в мой замок, пройди через испытания, может, тогда и я с тобой сражусь.

Разозлился Иван, стал в ворота лбом долбиться, ногами стучаться, а те не открываются. Смотрит он - в воротах дверь, а в двери скважина замочная. А где ключ брать? Огляделся Царевич, видит, на кустах, что вдоль стены замка сидят ключи, как птицы на кустах примостились, разве что не чирикают. Да не обычные, а в виде причиндалов мужских. И здоровенные, и помельче, и волосатые, и лысые, и красные, и чёрные. И ведь придётся их в руки взять!

Поборол Иван Царевич брезгливость и гомофобство, взял в руки первый хуй-ключ, самый мелкий выбрал. Тот задрожал в его руках, выпрямился, завибрировал. Но как ни пихал его Иван в замочную скважину, ничего не вышло, а точнее, не вошло. Вытер богатырь об траву руки и давай дальше ключи подбирать. Сколько хуёв Царевич руками перетрогал - со счёта сбился. Куда там столичным шлюхам! Им столько и за всю жизнь не перещупать! Отчаялся было Иван, хотел уж плюнуть на всё и уйти, но тут вдруг один хуишко, толстенький, короткий, крепкий, вдруг возьми да и подойди к двери. Взмокла замочная скважина, потекла, приняла в себя ключ, Иван-царевич давай её трахать хуй-ключом. Трахал-трахал, дверь и открылась с протяжным стоном.

Вбежал Царевич в замок, как лось молодой, ищет, кому бы что сломать, чтобы до Кащея добраться. Ждёт он, что на него из углов чудища повыбегут, уроды страшные и монстры жуткие. Слышит Царевич топот жуткий, тянет из колчана стрелу, натягивает лук богатырский...

Видит Иван, что бегут к нему бабы: молодые девки, женщины в годах, бабёнки в самом соку. Числом не меньше сотни! Сиськи на бегу прыгают, жопы трясутся, а на лицах - такая жажда трахаться, что аж жутко становится. Таких и в лес не пускай, ни сучка не пропустят, ни веточки.

Но не испугался Царевич, вынул из штанов хер свой молодецкий, взял его наперевес, надрочил так, что тот в руке перестал помещаться и давай баб охаживать. Ту в жопу отдрючил, этой пизду до колен растянул, той на ротан дал, что та аж захлёбываться начала. Выебал Иван Царевич десяток, трахнул другой, отпежил третий. На четвёртом десятке хуй побаливать начал, натёр царевич инструмент о похотливые пёзды. Бабы дюже горячие, похотливые, так и скачут, так и наскакивают. Кончила одна, так на её место две приходят! Кончили две, на их место четыре! А тут ещё напасть. Ебёт Иван бабу из Кащеевой стражи и видит, как те, которых он первыми трахнул, перекурили и снова в бой собираются. Закручинился Царевич, едва не отчаялся. Но тут вспомнил про чудесный Меч-Самотык. Дёрнул Иван оружие из ножен, засверкал клинок, вены на нём набухли, дёрнулся он из рук и давай баб-стражниц разить. Только смазка в стороны полетела, стены забрызгала. Стонут бабоньки, головы от пола оторвать не могут, жопы отклячили и в круг раком встали. А Меч-Самотык их охаживает, ебёт во все щели, наяривает.

И вот стоит Иван-Царевич, сжимает в руках волшебный меч, а вокруг него бабы валяются, раздроченные пёзды руками придерживают. Было велико войско Кащеево, да всё кончило. А без Меча-Самотыка - заебли бы бабы Ивана! Спасибо Яге, что любимую игрушку подарила, ох, спасибо!

Пошёл Царевич дальше. Идёт, в пёздном соке поскальзывается, через баб ошалевших перешагивает, видит, тронный зал. А на троне в том зале сидит сам Кащей. Худой, как жердь, а хуище здоровенный. Вся сила в мудя ушла, как пить дать.

- Ну, Иван, биться будем, али как? - спрашивает злодей.
- Биться будешь ты, поганая кутятина, а я тебя бить буду! - отвечает богатырь, как заграничные учителя словесности изящной учили.

Разозлился Кащей, вскочил на ноги, хуищем по коленке хлопнул.

- Я, - говорит, - Царский ты сын, хоть и по бабам спец, но тебя я за такие слова выебу!

Схватился Кащей за хуй, размахивает им, норовит Ивану то в рот попасть, то раком нагнуть, да в зад засадить, одним словом, критический урон нанести. Иван отбивается, да и сам не забывает чудо-мечом Яговским помахивать. То по губам Кащея мазнёт, то за щёку остриём залезет. Короче, кто увидел бы эту битву, не отмыться бы потом ни Кащею, ни Ивану. Как пить дать, засмеяли бы.

Бьются Кащей с Ивано-царевичем, а победить никто не может. У царевича жопа так сжимается, что и иглу не просунешь, какой там хуй. А Кащей худющий, ему что ни попадание, то скользящее, несмертельное.

Устал Иван, выскальзывает меч-самотык из рук, в глазах темнеет, в ушах свистит, ноги подкашиваются, сапоги изнашиваются. Уж думал, что Кащей его одолеет, а тут вдруг вспомнил, что ему Яга про смерть Кащееву сказала. И тут у злодея из-под доспеха мудя возьми да и вывались! Обрадовался царевич, да как даст по ним кованым сапогом!

Хрусть! Шмяк! Дед бил, бил - не разбил, баба била, била - не разбила, мышка так и вообще хвостик в трёх местах со смещением сломала. А Иван-царевич с одного удара сразу два яйца расколупал. Упал Кащей на колени, хуй на мраморный пол уронил, руками за мудя схватился, побледнел ещё больше, аж до прозрачности, взвыл нечеловеческим голосом, да и помер.

Что тут началось... Стали выбегать из спален женщины, девушки и бабищи, увидели Кащея без его волшебных мудей, тут-то магия и перестала действовать. И увидели все, что хуй Кащеев сморщился, съёжился, стал совсем обычным, да ещё и кривым к тому же. И поняли бабы, что Кащей их обманул, стыдно им стало. Высунулись они в окна, позвали мужей и устроили такую оргию, что к утру стены рассыпались от стонов, охов и ахов. Туда ему и дорога, поганому казённому дому. Кащея и вовсе в развалинах завалило, никто про него и не вспомнил.

А Иван-царевич отправился домой, устроил бал, трахнул всех принцесс и фрейлин, что на него прибыли, выбрал самую ебливую, да на ней и женился. Тут и сказке конец, а дальше уже - одно только порно онлайн, без смс и регистрации и прочее и прочее.
Проголосуйте за рассказ
20
1

Рейтинг: 95%

Похожие рассказы

Баба Яга и дурень Пихарь
- Будем с тобой, Пихарь, в загадки играть. Угадаешь, оставлю на ночлег. Не угадаешь, съем
Баба Яга и дурень Пихарь

Жил да был в одном селе дурень Пихарь. Елдак с кулак, а ума на пятак, да и то со сдачей. Всех баб в селе перепортил, а всё успокоиться никак не мог, на второй заход пошёл. Уж и били его, и лупили, а всё без толку. Да и бабы сами к нему тянутся. Как кто жениться собирается, так невеста уже с дурнем переспала, как кто в город на рынок едет, так дурак уже к его жене под юбку лезет, как кто из баб в лес за грибами пойдёт, так обязательно под ёлкой на маслятах дурню и даст.

Разврат в стране Оз
Я хоть и не волшебник Гудвин, но небольшое волшебство сотворить сумею
Разврат в стране Оз

Остались позади раздавленная в блин Гингема, Бастинда, поиметая в зад с особым изощрением, летучие обезьяны, саблезубые тигры и прочая пидерция Волшебной Страны. Усталые, грязные, как портовые шлюхи в день военно-морского флота, друзья поднимались наконец-таки по ступеням дворца Волшебника Страны Оз. В главном зале было пусто, но эта пустота не была неуютной. Пол покрывал толстый ковёр, стены были завешены тяжёлыми портьерами, у дальней стены стоял огромный трон...

Маугли
Зад Маугли как-то сам собой качнулся, загоняя своего маленького Каа в тело самки
Маугли

- Багира, я чувствую странное томление, - задумчиво произнёс Маугли, сидя в тени раскидистого баньяна. - Мне не хочется ничего делать, но в то же время хочется куда-то бежать. Я полон сил, но эти силы разрывают меня изнутри. Я прыгаю с ветки на ветку и бегаю по лесу с утра до ночи, устаю, как Балу после рыбалки, но не могу избавиться от чего-то тягучего внутри меня.
- Маугли, мой мальчик, - промурлыкала Багира, - ты стал совсем большим.